ТАТЬЯНИНО ГОРЕ. ИЛИ ДЕМОГРАФИЯ ПО-ПРИМОРСКИ

губер и дети

НА ФОТО: Губернатор Приморья и сельские дети.

Эта тридцатишестилетняя женщина приехала ко мне в редакцию специально, из города Спасск-Дальний, на электричке. 4 часа в пути до Владивостока. Автомобиль в семье есть, но муж Тани Сексембаевой моряк, в рейсе, а она боится садиться за руль в зимнее время — дороги в Приморье сейчас ото льда скользкие. Почему Татьяна Геннадьевна выбрала меня? Всегда удивляюсь такому «признанию». Ведь рядом полно чиновников с административным ресурсом, депутатов с полномочиями, общественников с бюджетными грантами. Да зачастую не решают они, не помогают простому человеку с его не простым, но таким жизненно важным вопросом! Вопрос у Тани сугубо личного характера, можно сказать, даже интимный. Но она разрешила мне называть в статье фамилии её и мужа и все обстоятельства проблемы по двум причинам. Надеется, что все же моя огласка в СМИ «Народное вече» этой истории поможет её семье увеличиться . Второе: пусть и другие девочки знают, как она говорит, через что придётся  им пройти, если они решатся на искусственное оплодотворение (ЭКО) в Приморском  крае.

Итак, письмо. «Обращаюсь в редакцию с просьбой помочь в возникшей проблеме. Хочу рассказать историю, как мы с мужем решили вступить в бесплатную программу ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). Получить на эту программу квоту и родить долгожданного ребенка. С мужем мы в браке уже полных 4 года, но беременность не наступает, а так как нам уже немало лет, то решили действовать. Мы живем в г. Спасск-Дальний. По совету знакомого врача Горелова Романа Александровича отправились в краевой  центр «Материнства и детства». Записались на прием репродуктолога. Нас встретил доктор, выслушал и начал готовить к программе ЭКО. Все было неплохо, Но…

 Давали советы. Назначали консультации. У меня на теле было 3 родимых пятна, доктор направила на консультацию к онкологу и предупредила: если онколог мне даст заключение, что я могу с этими родинками проходить гормональную терапию, то пусть они остаются, а если нет, то нужно убирать. Онколог, естественно, такого заключения не дала. Я, не долго думая, отправилась удалять родимые пятна. Удалили отлично. Спасибо хирургу.

Следующая консультация была у гематолога. Запись. Прием. Нашли патологию. Сказали, что прошлые замершие беременности могли быть спровоцированы этой патологией. Доктор пожелал нам удачи, сказал, что под наблюдением врачей все будет отлично. Мы успокоились. Но, как позже оказалось, слишком рано.

Все 4 месяца наших поездок во Владивосток к репродуктологу я постоянно напоминала доктору, что муж скоро уйдет в рейс. На что нам предложили войти в креозаморозку. Заморозить биохимический материал мужа. Мы согласились. Прошли все анализы , что назначал доктор. Из всех анализов и процедур были бесплатны только гитероскопия и фотоснимок на прохождение труб. Ну и, конечно, в местной поликлинике кровь , моча, кал. Остальное все было платно. Как позже выяснилось,  многие анализы, причём дорогостоящие, должны быть бесплатны. Но речь опять же не об этом. Кто хочет ребенка, на это слишком внимания не обратит.

Так вот, мы сдали все, что нужно. Прошли все процедуры, муж составил договор на креозаморозку. Репродуктолог нас проконсультировала и объяснила, что нотариальная доверенность нам не нужна, т.к. мы находимся в законном браке. Мы сдали документы на комиссию до нового года. И начали ждать чудо. Муж благополучно и спокойно отправился в рейс. А я ждала звонка. И, о, чудо пришло. Мне позвонили и сообщили, что нужно дообследование. Я попросила мне продиктовать, что нужно, чтобы довезти. После 2-х дней «военных действий» мне все же сообщили, что нужно.

Нужно было немного: оригиналы заключений врачей и гитероскопии. Т.к. такие исследования у меня были, я быстренько попросила своего местного доктора (отдельное спасибо Ульяне Викторовне Петренко за терпение и поддержку), и  она распечатала и заверила  все бумаги,  я отправилась с ними во Владивосток в клинику  в «Материнства и детства». Сдала документы заново на комиссию. Жду. Дождалась. Позвонили, пригласили на комиссию. Я приехала. Мне рассказали, что квоту ещё не одобрили, но предложили мне сделать генетический анализ эмбриона. Для этого нужно перевестись в частную клинику «Мать и дитя». Я согласилась. Естественно, этот анализ платный. Но что делать, ведь так долго к этому шли! И уже все так близко! Мои документы забрали в другую клинику, но нарисовалась новая проблема. Мне не отдают сперму мужа. И сказали: оплодотворять меня без него не будут. Т.к. нет генеральной доверенности.

Ну, люди, ну, вы что? Есть же договор, где муж разрешает мне пользоваться его материалом. Но этот договор, оказывается, им не подходит. Что делать? Время идет. За хранение материала тоже каждый месяц  платить нужно. Да и за заморозку уплачено. Так, а зачем мы её вообще морозили? Столько вопросов и нет ответов. Выхода нет. Я обзвонила всех и всюду. В Минздраве Приморья мне посоветовали взять доверенность у капитана судна, где в данный момент находится муж. Я позвонила в контору, где работает мой супруг, мне сказали, что это возможно. И что все сделают

Я обрадовалась: Господи, спасибо! Но нет. Такая доверенность, объяснили, клиникам не подходит. Очень хочется узнать, кто должен ответить за косяки свои? И вернуть людям потраченные деньги, вплоть — за билеты на электричку или за бензин. Получается, что все зря. Заморозка зря, обследования зря, приемы зря, поездки зря. Муж вернется из рейса только летом. И все предстоит делать заново. Ну, должен же быть выход. Помогите!».

ПОСЛЕСЛОВИЕ РЕДАКЦИИ. Напомню, Тане 36 лет. Детородный возраст поджимает. У нее есть двенадцатилетний сын Иван. Его папа прожил в семье 7 месяцев после рождения ребенка и уехал из Приморья. Навсегда! Рос мальчик без отца с мамой и ее родителями в простой рабочей семье. Таня – продавец в магазине. А четыре года назад встретила мужчину, за которого официально вышла замуж. Ваня сразу его принял. Да и у сорокалетнего супруга это первый брак, своих детей нет. Он трудится простым матросом на рыбацком флоте. Счастье! Одно омрачает его: не получается родить ребенка. Остальное вы знаете из Таниного письма.

Конечно, на фоне захлестнувшей планету эпидемии короновируса, глобального изменения ускоренным порядком Конституции РФ, кому-то из чиновничьего истеблишмента проблемы семьи из далекого приморского города Спасск могут показаться мелкими и не важными. Однако, я думаю, что и сама Танина проблема, при наличии с нового года целого Правительства в крае с его председателем в лице Веры Щербины, целого министра здравоохранения в лице  Анастасии Худченко и главного нашего защитника в Приморье  в лице губернатора Олега Кожемяко  может разрешится, при чутком отношении ответственных лиц, элементарно. Им я и направляю публикацию для оперативного реагирования. Все контакты Татьяны в редакции есть. Тем более , что в крае широко рекламировалась с 2020 года, кажется, программа ЭКО по квоте, за счет бюджета – 280 тысяч рублей на каждый случай. Хотя Таня в сердцах и от отчаяния мне сказала: из личных средств на этот процесс уже потрачено более 100 тысяч рублей, но лучше б она за коммерческой услугой сразу в клинику  Сеула (Южная Корея) обратилась! Хоть там и дороже, зато быстро, без неразберихи и с гарантией качества, как говорили ей знакомые, прошедшие за границей ЭКО.

Мария СОЛОВЬЕНКО.