ПРО ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ДЕФОРМАЦИЮ И ПРЕСТУПНЫЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА

МАШИНА

4 апреля я получила очередное сообщение от Артема Тюрюханова, который три дня назад обратился ко мне в редакцию «Народного вече» за помощью. Процитирую. «Вчера вечером у младшего сына Романа (6 лет — ред.) случился приступ с затруднением дыхания. Возникли свисты, хрипы и боль в области грудной клетки, спины. Вызвали скорую. Пока машина ехала, супруге перезвонили врачи и по телефону наблюдали состояние ребёнка, говорили, что делать: контролировать состояние ребенка, и по ложечке давать теплый чай с добавлением соды. По приезду врачи сделали укол. Мы рассказали о пережитых нами событиях. Врач сказала, что есть все основания полагать: это явление — результат пережитого ребёнком стресса, так как нету признаков ОРВИ. И, что самое страшное, это может быть началом астматической болезни!!! Нам дали рекомендации, как действовать дальше, что приобрести для лечения, какие процедуры делать и куда обращаться. Но это уже не суть…»

Ключевая фраза — «пережитый ребенком стресс!». Но прежде, чем дать выдержки из заявления в полицию Тюрюхановых, небольшой экскурс в историю вопроса. Супруги приехали в Приморье из Иркутска шесть лет назад. Бизнес был связан с поставкой из соседнего региона сборных деревянных коттеджей. Сейчас ИП Артема занимается внутренней отделкой домов и бань. Этой работой накопили на машину и на дом в 77  квадратов по ипотеке с участком 11 соток в пригороде Владивостока в районе станции Весенняя. Давно мечтали с мальчиками, сейчас ребятам 6 и 9 лет, жить на земле. Полтора года назад мечта осуществилась. 

А полгода назад появились хозяева на соседнем участке площадью около 9 соток, только дом там гораздо больше. Забора между территориями не было. Но на каждую площадку шли отдельные ворота. Соседка, которая при знакомстве представилась Артёму хозяйкой, с мужчиной-кавказцем появлялись в доме нечасто. И каждый раз бросала свои ворота открытыми. То ли специально, то ли от безалаберности. Хотя Артём неоднократно вежливо просил их закрывать: во дворе малые дети и не раз уже бродячие собаки забегали на участок и пугали мальчиков. Однажды даже чуть не порвали хозяйскую собачку. Проникали через открытые соседские ворота на территорию и бродяги. Раз пять приходилось Артёму, как рассказал мне, после отъезда соседки закрывать ворота и завязывать верёвочкой чтобы ветром не открыло. В целях безопасности семьи и имущества. Знать бы, чем это обернётся, знать бы, чья сестра соседка!

Из заявления в прокуратуру Александры Тюрюхановой. Хочу сообщить о бездействии сотрудников полиции и их халатности, повлекшей за собой опасность для жизни, здоровья, материальный и моральный ущерб для меня, моего мужа и моих несовершеннолетних детей. Поясняю. 28 марта в 23 часа 17 минут мы с супругом услышали два громких глухих хлопка, похожих на выстрелы огнестрельного оружия. Супруг пошел одеваться для выяснения происхождения звуков. Я побежала на второй этаж дома к окну, которое выходит на улицу 4-я Восточная. Наш двор частично освещен уличными фонарями, что представляет хорошую возможность для наблюдения за происходящим во дворе.

Мы были очень встревожены и взволнованы, т.к. ранее 21.03.2020 г. в 5 часов 17 минут утра в нашем дворе, после двух похожих на описанные мною выше глухих громких хлопков, напоминающих выстрелы из огнестрельного оружия, произошло возгорание принадлежавшего моему супругу автомобиля марки «LAND ROVER DISCOVERY 3» 2006 года выпуска, государственный регистрационный номер О022ВА125RUS. В этом автомобиле находились документы моего супруга: паспорт гражданина РФ, СОР на автомобиль, водительское удостоверение, банковские карты, СНИЛС, и моё водительское удостоверение – всё это сгорело! Автомобиль восстановлению не подлежит!

Из окна второго этажа я увидела двух незнакомых мне мужчин в камуфляжной одежде, проникнувших к нам во двор, через калитку соседского участка, а также припаркованный у забора автомобиль. Поясню, что наш и соседский участок имеют две разные въездные группы и калитки, огорожены от улицы и других соседей, но не имеют между собой забора, так как раннее принадлежали одной семье, а забор мы еще построить не успели. Мужчины двинулись с нашего участка в сторону своего автомобиля, и я заметила, как они убирают в машину оружие, из которого производились выстрелы.

Тем временем мой муж вышел во двор, я заскочила на подоконник, открыла форточку и крикнула: «Артём, там двое мужиков, у них оружие, это они стреляли, быстрее в дом!». Супруг побежал в дом, закрыл все двери, выключил свет и телевизор на первом этаже. Я продолжала наблюдать за происходящим во дворе. Оба злоумышленника пошли обратно на территорию нашего участка, их шатающаяся походка и заторможенные движения дали мне понять, что мужчины находятся в состоянии алкогольного опьянения.

Окна в нашем доме с деревянными рамами, достаточно старые и большие, с форточками, и я, стоя у окна, слышала, что происходит во дворе. Первый злоумышленник (высокий, крупный, в черной шапке) пнул детский велосипед, стоящий во дворе, и стал кричать: «Артем, пид…, ган…, выходи!». Второй (высокий, крупный, без головного убора) тоже повторял эти слова. Они выкрикивали оскорбления и угрозы в адрес моего мужа: «Артем, выходи, крыса, я тебя убью! Тебе не жить!». Мы с супругом очень испугались, я спросила: «Кто эти люди? Поднимись наверх и посмотри! Они произносят твоё имя!». Артём поднялся на второй этаж, но также, как и я, нападавших не опознал, хотя степень освещенности двора позволяла нам хорошо видеть этих людей.

В 23 часа 19 минут мы оба начали звонить в полицию. Дозвонились в течение пары минут, сообщили о происшествии и стали ждать.  Потянулись минуты ужаса, страха и непонимания, что происходит, и кто эти вооруженные люди?! Злоумышленники направились ко входу в дом и наш страх еще усилился, ведь у нас в доме двое несовершеннолетних детей, которые на тот момент спали. Я плакала от ужаса, бессилия, ведь мы с мужем ничего не могли сделать, чтобы противостоять двум вооруженным бандитам. Не могли защитить наших маленьких детей. А злоумышленники долбили в окна и пинали двери, продолжая угрожать жизни и здоровью нашей семьи.

Один из мужчин пошел к автомобилю, остановился рядом с машиной и стал курить; другой, в черной шапке, стал крушить нашу уличную мебель и разбрасывать дрова, сложенные в поленницу возле входа. Я сказала мужу, чтобы он звонил соседу, пусть тот аккуратно подсмотрит марку и номер автомобиля злоумышленников. Сосед сообщил, что номер скрыт, а автомобиль «Митсубиси Делика», тёмного цвета. Тем временем мужчина в черной шапке подошел к той части дома, где стоял наш сгоревший автомобиль, и стал наносить по нему удары. После чего он пошел к своему сообщнику, они сели в автомобиль «Митсубиси Делика» и скрылись в направлении школы №37.

Примерно в 23 часа 38 минут прибыли полицейские. Супруг выбежал к ним, объяснил, что произошло, сел в автомобиль полиции и они направились в ту же сторону, куда поехал автомобиль злоумышленников. Я осталась дома и не отходила от окна. Через пару минут к воротам дома соседки подъехала машина нападавших, «Митсубиси Делика». Оба мужчины вышли из автомобиля, а мужчина в черной шапке опять зашел к нам на участок и встал перед домом, выкрикивая угрозы. Я позвонила мужу и через некоторое время полицейская машина подъехала и остановилась возле «Делики». Человек в черной шапке вышел за ворота, подошел к своему сообщнику. Вышли из своего автомобиля и полицейские.

 Находясь у окна, я слышала, как злоумышленники говорили полицейским, чтобы те уезжали, так как они сами являются сотрудниками полиции и имеют отношение к МВД. Это я поняла из выкриков злоумышленников: да вы знаете, кто мы, мы сами из органов! Из полицейской машины вышел мой муж и злоумышленник в черной шапке начал прорываться к нему с угрозами, отталкивая полицейских. Муж опять сел в полицейскую машину. Я видела, что сотрудники полиции разделись на группы: одни общаются с одним нападавшим, другие удерживают злоумышленника в черной шапке, который вел себя агрессивно, угрожал полицейским всех уволить и на пол уложить.

В это время подъехал черный автомобиль «Ниссан Икс-Трейл», мой муж вышел из машины полиции и начал говорить: «Уезжайте, здесь не безопасно, здесь стреляли, это надолго». Я поняла, что это машина женщины — нашей соседки. Из этого автомобиля вышел мужчина в черной одежде и начал кричать на моего мужа и говорить полицейским, чтобы они уезжали, что они сами с моим мужем разберутся и супруг не станет писать никаких заявлений. Я узнала в мужчине в черном сожителя соседки.

 Мужчина в черной одежде и злоумышленник в черной шапке стали кричать на моего мужа и обвинять его в том, что он порезал колеса на автомобиле нападавшего и его жены. Но, я хочу особо подчеркнуть, нападавших мы с супругом не знали! Мой муж отрицал предъявленные ему обвинения, а мужчина в камуфляже и черной шапке прорвался через полицейских, выкрикивал угрозы и нанес моему мужу удар по голове. Я вышла на улицу. В мою сторону тоже начали поступать угрозы от мужчины в черной шапке: «Вам здесь не жить, уезжайте из страны». 

Я заметила, что второй нападавший, поговорив с сотрудником полиции, удаляется к автомобилю «Митсубиси Делика», садится в автомобиль и начинает уезжать, двигаясь задним ходом. Я подошла к полицейскому, сообщила, что этот мужчина тоже проникал к нам на участок, угрожал, в автомобиле оружие, мужчину нужно задержать и изъять оружие. На что полицейский ответил мне, что все проверил, все нормально и он отпускает этого мужчину. Сотрудник полиции отпустил пьяного, вооруженного человека, и позволил ему управлять автомобилем. Я спрашивала полицейских: «Что вы делаете, почему отпускаете нападавшего? Вы сейчас уедете, а он вернется и убьет меня и детей». Полицейские сказали: А что вы хотите, чтобы мы вам охрану приставили? Приедет – звоните 102». Беседа велась с полицейским через окно полицейского автомобиля, разговор должен быть зафиксирован на видеорегистратор, который имеется в полицейских машинах.

Все уехали, а я осталась в страхе за собственную жизнь и за  жизнь, и безопасность моих несовершеннолетних детей. Я зашла в дом, закрыла двери. И стала ждать у окна. Паника, стресс, шок — полицейские отпустили пьяного человека с оружием! Примерно через 20 минут к воротам дома соседки подъехал черный «Ниссан Икс-Трейл», из него вышли Людмила, ее сожитель и двое нападавших, все громко говорили, смеялись, в руках у них был алкоголь. Они прошли к своему дому, встали возле входной двери. Мужчина в черной шапке начал кричать: «Вам здесь не жить, я вас уничтожу, закопаю. Я здесь хозяин». Все стоящие с ним громко одобрительно смеялись. Они зашли в дом. Затем вышли, сели в «Ниссан» и уехали.

Мой супруг вернулся примерно через 2 часа с дознавателями. Они провели осмотр, сказали, если найдете гильзы – сообщите. И уехали. Супруг сообщил мне, что человека в черной шапке зовут  Александр Д. (в заявлении в полицию фамилия указана полностью – ред.), именно так он представился в отделении полиции № 6, но при нём не было документов, а также он сообщил сотрудникам полиции, что является представителем  организации «ОПОРА РОССИИ» и он неприкосновенен.Трудно описать, что мы испытали во время нападения на наш дом, выслушивая угрозы. Еще труднее описать чувство бессилия от бездействия и халатности, которые проявили сотрудники полиции. Мы с супругом не спали весь остаток ночи и бродили от окна к окну.

29.03.2020 г. в 07 часов 15 минут я вышла на улицу и нашла стреляные гильзы красного цвета с надписью «Полумагнум 5/3,0 мм» с медным основанием. Позвала супруга, мы вызвали дознавателей полиции. Они, приехав, все зафиксировали и изъяли гильзы. Мы спросили, взяты ли смывы с рук стрелявших, поедут ли после этой находки изымать оружие у нападавших? На что получили ответ: «Это вопросы не к нам. За что их (нападавших) задерживать»? Весь следующий день, стараясь не показать своего тяжелого душевного состояния детям, мы с супругом писали заявления в полицию, максимально точно и подробно излагая суть происшествия. 

Детям мы запретили выходить на улицу. Закрыли шторы и сидели дома. К 16 часам 29.03.2020 г. на соседский участок начали съезжаться автомобили с большим количеством молодых крепких мужчин, играла громкая музыка, выкрикивались угрозы в адрес моего мужа, слышалась нецензурная брань. Они распивали спиртные напитки. Были и вчерашние нападавшие. Мужчина, который был ночью в черной шапке и проявлял максимальную агрессию в адрес нашей семьи, кричал: «Артем, выходи, выходи Артёмочка, мы тебя (нецензурное слово) будем»). Все это слышали наши несовершеннолетние дети, которые были очень напуганы происходящим. Этим сборищем на нас оказывалось огромное эмоциональное давление.

Мой муж уехал в отделении полиции. А я осталась дома одна с детьми. От соседского дома начали подходить незнакомые мне мужчины, внешность и поведение которых можно определить словом из 90-х годов – «братки». Они стучали в окна, дети плакали и спрашивали, кто это и чего они хотят. Я подошла к окну, они стали просить позвать Артема. Я сказала, что мужа нет дома. Дома дети и я, но они не унимались. Я позвонила супругу и рассказала о происходящем. Через какое-то время приехал наряд полиции, они подошли на соседний участок. Вежливо попросили «не «кошмарить» женщину с детьми». И собрались уходить. Я опять спросила у полицейских, почему никто из вчерашних нападавших не задержан, вот ведь они стоят и продолжают сыпать угрозами. Полицейские ответили, что не за что их задерживать. Я расплакалась и ушла в дом, полиция уехала. Из отделения полиции вернулся супруг.

Далее, примерно в 23 часа 29.03.2020 г., мы услышали, как со стороны соседнего участка к нашему дому движется группа лиц, среди которых я опознала  Александра Д., и начинают бить окна на первом этаже нашего дома. Бой продолжался около минуты, сопровождался угрозами. Все граждане были в состоянии сильного алкогольного опьянения, так как примерно с 16 часов этого дня находились на соседнем участке, распивали спиртные напитки, громко разговаривали, выкрикивали в сторону меня, моего супруга и моих несовершеннолетних детей угрозы жизни и здоровья, а также порчи имущества, а именно некоторые фразы: «Мы вас всех уничтожим, вам здесь не жить»; «Давайте дом им разнесём»; «Давайте каждый день им машину поджигать, чтобы они (нецензурное слово)». После данного разбоя они перешли на соседний участок, некоторые сели в автомобили и уехали, а  Александр Д. с группой неустановленных лиц скрылись в доме, я видела это из окна второго этажа.  По факту происходящего мы вызвали полицию. Все это подробно отражено в заявлении с талоном-уведомлением №281 КУСП 2818 от 30.03.2020 г.

Приехавшие сотрудники полиции никого не задержали, несмотря на то, что я им сообщила — нападавшие находятся в соседнем доме. В 5 часов 14 минут 30.03.2020 г. Александр Д. снова проник на нашу территорию, стучал в дверь. Я проснулась от стука, разбудила мужа. В окно мы наблюдали, как Д. ходит возле нашего дома. Данный факт зафиксирован на видео. Сейчас я, мой муж и наши несовершеннолетние дети вынуждены покинуть свой дом, не по нашей воле нарушать указание президента РФ о режиме полной самоизоляции, жить на арендованной квартире, так как всерьез опасаемся за свою жизнь.

 Наша семья понесла значительный для нас материальный ущерб в виде разбитых окон и утраты от возгорания нашего автомобиля, которое мы считаем умышленным поджогом. Ввиду дополнительных затрат на аренду квартиры, где мы вынуждены скрываться, у нас возникнут трудности с ежемесячной выплатой ипотеки за дом. В связи с утратой автомобиля, который ежедневно необходим супругу для работы, мы вынуждены были взять дополнительный кредит на приобретение автомобиля и предстоящие непредвиденные расходы, которые возникают в сложившейся ситуации.

Несмотря на систематические нарушение наших прав и многократные обращения в полицию ОП 6 советского района Владивостока, сотрудники правоохранительных органов бездействуют, проявляют халатность и волокиту. Нападавшие на нас люди не задержаны, огнестрельное оружие не изъято, никто из злоумышленников не привлечен к ответственности, их личности не установлены и даже, насколько мне известно, не ведутся действия по установлению личностей нападавших. Меня до сих пор не опросили сотрудники полиции по происшествию со стрельбой.

Из-за бездействия полиции противоправные действия и психологическое давление против меня, и моей семьи, продолжаются. В составе группы нападавших на нас людей имеются бывшие и действующие сотрудники правоохранительных органов. Они чувствуют свою безнаказанность, говорят об этом громко и открыто при сотрудниках полиции и при нас, и не собираются останавливаться. А полиция потворствует этому, не предпринимает необходимых действий! Мы считаем, что злоумышленники  могут оказывать влияние и на сотрудников полиции и препятствовать объективному расследованию. Прошу принять меры в отношении сотрудников полиции и привлечь их к ответственности за халатность, волокиту и бездействие, которые влекут за собой угрозу жизни и здоровью для меня, моего мужа и моих двух несовершеннолетних детей. К данному обращению я прикладываю копии всех заявлений в полицию, которые нами поданы на данный момент, а также справку от МЧС о пожаре автомобиля, в результате которого утрачены наши документы».

ОТ РЕДАКЦИИ. Вместе с Артёмом я побывала на участке, где произошли эти трагические события. По телефону связалась с соседкой Людмилой. Попросила встречи, чтобы обсудить ситуацию. Соседка довольно резко отказала мне, журналисту. Вместе с Артемом мы проехали к коттеджу участника событий Д., который оказался братом соседки. Благо, поместье бывшего оперуполномоченного уголовного розыска Советского РУВД  Владивостока тут же на Весенней, неподалёку. На звонок в калитку открыла жена, хозяина не было дома. 

Уже по пути во Владивосток меня побеспокоил звонок, это был Д. Он очень хотел встретиться со мной и с Артёмом. Однако был довольно недоброжелательно настроен и твердил про какой-то полиграф. Артём должен ответить на его вопросы на Детекторе лжи. На вопрос: почему, был ответ — Артём, якобы, сделал боковые порезы колесам на его машине. И даже скрутил какие-то болты. Подавал ли Д. заявление в полицию? В ответ он засмеялся. Мол, что такое полиция, знает, потому и не обращался. 

По пути во Владивосток мы заехали и в ОП 6 на ул. Океанская. Я попыталась встретиться с начальником отдела полиции —  не удалось, дежурный даже не сообщил ему о вопросе журналиста. Правда, спустились в дежурную часть два сотрудника не по форме, они так и не представились даже после моей настоятельной просьбы. Но были, похоже, в курсе всей этой истории с Артемом. Один из них позже всё-таки назвался заместителем начальника отдела полиции Романом, стал уверять меня, что полиции известно о каком-то затяжном конфликте между соседями. И это мнение, как я поняла, было основано не на фактах проверки, а на заявлении бывшего коллеги полицейских Д, давшего оплеуху Артёму ни за что, ни про что, на глазах полицейских.

 Ещё я поняла в ОП 6, что проверка заявления потерпевших супругов Тюрюхановых до настоящего времени по существу так и не начиналась. Это предположение подтвердилось звонком участкового Артёму, когда мы были уже в машине. Женщина поинтересовалась, где гильзы, которые изъяли с участка соседей и, якобы, она направляет их на экспертизу. Из беседы с полицейскими стало известно, что уже готова и судебная медицинская экспертиза по факту избиения Артёма. Также направлены документы на пожарно-техническую экспертизу останков сгоревшего автомобиля.

Понимая, что ложная  корпоративная этика, кумовство и профессиональная  деформация стали мощной  стеной на пути защиты прав простой семьи с малолетними детьми, я, как журналист,  сразу же обратилась по данной истории с заявлением к губернатору Приморского края Олегу Николаевичу Кожемяко, в приёмную Президента РФ, к врио федерального  Инспектора  полпреда  в Дальневосточном округе Константину Юрьевичу  Степанову, также  порекомендовала потерпевшим направить заявление о преступлении против них в адрес нового начальника УВД Приморского края и в адрес прокурора Приморского края. Подключился к защите интересов семьи и опытный адвокат. А где там Уполномоченный по правам ребёнка в крае Ольга Романова? Прошу е ее подключиться! Редакция будет следить за развитием ситуации и за ходом расследования данной чудовищной истории.

Мария СОЛОВЬЕНКО.