ПРО ЛОЖНЫЙ ДОНОС ЭКС-ГЛАВВРАЧА МЕДЦЕНТРА ДВФУ

Красный крест

НА ФОТО: И Дальзавод уже не тот, и Красный Крест уже не тот…

18 октября 2019 года следователь Фрунзенского отдела по г. Владивосток СУ СК РФ по Приморскому края. П.Ю. Билле вынес постановление по заявлению главврача медцентра ДВФУ О.И.Пака о халатности в отношении главного инженера медцентра. Дословно: «Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывющие на отсутствие состава преступлений, предусмотренных ст. 293 УК РФ и руководствуясь п.2 ч.1 ст. 24 УПК ПФ, 144, 145 и 148 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

  1. Отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренному ст.293 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2ч.1 ст.24 УПК ПФ. То есть за отсутствием в действиях главного инженера медицинского центра ФГАОУПО «Дальневосточный федеральный университет» Колесникова Константина Леонидовича состава указанного преступления».

А что на самом деле произошло в медцентре ДВФУ в апреле, когда вышел из центра магнитно-резонансный томограф? И кто должен ответить за поломку и ее последствия для медучреждения? Об этом подробно в заявлении Колесникова в полицию Приморского края.

Начальнику УМВД по Приморскому края Афанасьеву Н.Н.

Копия: Начальнику ОБЭП УМВД по Приморскому краю Фалько И.Л.

 ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕСТУПЛЕНИИ

С 22.10.2015 по 02.08.2019 гг. я работал главным инженером в медицинском центре ДВФУ. 09.09.2019 г. В статье «https://primamedia.ru/news/841221/» на сайте информагентства PrimaMedia, я увидел заявление от 01.08.2019г. №50-16/609 за подписью главного врача МЦ ДВФУ Пака О.И. о совершении мной преступления.

От сотрудников инженерной службы МЦ ДВФУ 29.07.2019 г. мне стало известно, что проверка по заявлению Пака О.И. проводится оперуполномоченным ОБЭП края Толкачевым И.В. 12.08.2019 г. я позвонил оперуполномоченному Толкачеву и поинтересовался, почему я до сих пор я не вызван на опрос по заявлению Пака О.И. В ответ оперуполномоченный подтвердил, что по данному заявлению идет проверка и меня вызовут, когда будет нужно. Однако по состоянию на 18.08.2019 г. по данному заявлению в полицию меня никто  не приглашал.

Считаю, что факты, указанные в заявлении Пака О.И. по обвинению меня в преступлении, не соответствуют действительности, что я и хочу подтвердить документально.

Согласно заявлению Пака О.И. 06.04.19 г., в МЦ ДВФУ произошла аварийная ситуация, связанная с кратковременными перебоями в электроснабжении. Вместе с тем, как мне известно, с 06.04.19 г. по 08.04.19 г. данный факт не был официально подтвержден ни одним документом. Нет и точной даты и времени подтверждения выхода из строя аппарата МРТ.

Также хочу сообщить, что данный аппарат МРТ находится на внешнем обслуживании по контракту № ЭА-214-18/1 с ООО «БИМК Кардио-Волга» стоимостью 9 124 290.00 рублей год. В техническое задание к контракту входит:

«Мониторинг состояния оборудования с уведомлением Заказчика о возникающих неисправностях, требующих срочного/внепланового проведения сервисных услуг».

«Дистанционный технический мониторинг (ДТМ) включает в себя услуги по отслеживанию состояния аппарата, СВОЕВРЕМЕННОЕ УВЕДОМЛЕНИЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ О ВОЗНИКАЮЩИХ ПРОБЛЕМАХ, комплекс мер по предотвращению сбоев в работе программного обеспечения (в том числе, очистка виртуальной памяти, кэша и т.д.). Производится ежедневно, время согласуется с оператором».

«Исполнитель  уведомляет Заказчика обо всех сообщениях, о НЕИСПРАВНОСТЯХ, поступающих из системы ежедневного мониторинга».

06.04.19г.,  исходя из служебной записки заведующей Центром лабораторной диагностики  МЦ ДВФУ, следует  что: писк источника бесперебойного питания (ИБП), который установлен  в лаборатории на аппарате Labcell, связан с отключением электроснабжения. Причем, никакие другие анализаторы, которые также подключены через другие ИБП, не просигнализировали о перебое в электроснабжении. Непонятно, каким образом дежурный врач ЦЛД определила скачки электроснабжения, если в ее отделении все остальное оборудование продолжило работу в штатном режиме.

По данному факту необходимо проверить журналы посещения лаборатории — режимного объекта. А также журнал техсостояния, оборудования, в котором должны быть отмечены все действия, выполненные на оборудовании лаборатории. В таком случае, чем подтверждается экстренная ситуация, непонятно, так как дежурные электрики и дежурный врач не уведомили об этом ни свое руководство, ни дежурного терапевта, ни аварийные службы. Дежурный терапевт во время дежурства фактически выполняет функции главного врача МЦ ДВФУ. Электрики являются сотрудниками Департамента инженерно-технического обеспечения и не состоят в штате МЦ ДВФУ, также не подчиняются главному инженеру МЦ ДВФУ.

Таким образом, отсутствует причинно-следственная связь между ИБП, на который ссылается заведующая лабораторией, и ИБП, который указан в заявлении в полицию главного врача МЦ ДВФУ Пака О.И., обеспечивающий беспрерывную работу аппарата МРТ.

По выгрузке лог-файлов, в соответствии с актом аудита вышеназванной обслуживающей по контракту аппарат МРТ организации ООО «БИМК Кардио-Волга», точно установить время выхода из строя аппарата не представилось возможным. Удалось установить только промежуток времени, в который могло произойти происшествие.

В заявлении главного врача Пака О.И. в полицию указано, что проблему с поломкой МРТ можно было бы решить сразу. Данное утверждение является некорректным. Я получил информацию об отключении аппарата МРТ и ИБП  по телефону  от врио заведующего центром лучевой диагностики Ларина К.Е. 08.04.19., ориентировочно в 7:15. Это следует из его служебной записки  № 50-15-114  от 08.04.2019г. Также о данной ситуации после моей личной проверки информации Ларина К.Е. служебной запиской за моей подписью № 50-15-115 от 08.04.2019г  был проинформирован мой непосредственный руководитель, должностное лицо главный врач О.И. Пак. В этой служебной записке были указаны меры, принятые мной и сотрудниками моей службы, для предотвращения расхолаживания магнита с целью предотвращения утечки остатков гелия, что предотвратило выход из строя дорогостоящего магнита. Т.е., на тот момент я принял все исчерпывающие меры для стабилизации ситуации, согласно своим должностным инструкциям.

Главный врач Пак О.И. инициировал создание комиссии по служебному расследования аварии председателем которой он являлся. Комиссией было принято решение об экстренной закупке 3500 литров жидкого гелия для заправки МРТ и аккумуляторных батарей в количестве 43 штук, также осуществить мониторинг состояния ИБП.

В заявлении в полицию главный врач Пак О.И. ссылается на справку об ущербе, в которой указана ссылка на контракт ЭЗК-442-19 и необходимость экстренной закупки 43 батарей для ИБП. Замена данных батарей не имеет никакого отношения к перепадам электроэнергии и аварии и является плановой. При этом прошу учесть тот факт, что главный врач был уведомлен мною ещё 26.03.2019 г. путем подачи заявки № 330, зарегистрированной  ответственным за закупки 28.03.19г., о необходимости приобретения и замены данных аккумуляторов. Также немаловажным остается тот факт, что в соответствии с протоколом по приказу № 12-14-87 от 19.04.19 г. (дата проведения заседания 22.04.19 г.), комиссией рекомендовано провести ряд мер по быстрому восстановлению и запуску аппарата. О какой экстренности может идти речь, когда поломка была установлена 8.04.19 г., а комиссия по расследованию обозначила ряд мероприятий только 22.04.19 г. Сам же  аппарат был запущен только 25.07.2019 г. В связи с тем, что аварийная ситуация не была подтверждена документально. И экстренно закупить гелий было нельзя в соответствии с Положением о закупках ДВФУ.

Также мною была составлена служебная записка №50-15-123 от 16.04.19 г. на имя главного врача Пака О.И., в которой была изложена вся хронология данной ситуации и описаны все меры, которые были мной предприняты. К этой служебной записке были приложены все акты и служебные записки по данной ситуации, направленные главному врачу Паку О.И. ранее.

Так как не была произведена экспертиза по данной аварийной ситуации, оценить реальный ущерб невозможно, а суммы, которые в справке приводит главный врач, являются всего лишь ссылками на контракты, в том числе и на плановую закупку аккумуляторов, как следует из контракта ЭЗК-442-19. Почему до сих пор не посчитан ущерб за время простоя аппарата вследствие  бездействия должностного лица — главного врача Пака О.И.? Ведь именно он своевременно, в соответствии с рекомендации комиссии, не организовал процесс закупки услуг и расходных материалов для восстановления оборудования. А это входит в его должностные обязанности.

Главный врач просит провести проверку на установление признаков состава преступления и привлечения должностного лица к уголовной ответственности. Резюмирую: из всего вышеизложенного следует, что факты, приведенные в заявлении главного врача, противоречат друг другу и не соответствуют действительности. Более того, должностным лицом я не являюсь.  По доверенности, выданной ректором, должностным лицом является главный врач Пак О.И., которому подчиняются все сотрудники медицинского центра, дисциплинарных взысканий и прочих замечаний по данной ситуации мне предъявлено не было.

В СВЯЗИ С ВЫШЕИЗЛОЖЕННЫМ, ПРОШУ:

Провести проверку в отношении заявления Пака О.И. на соответствие действительности указанных фактов, в отношении меня. И привлечь к уголовной ответственности Пака О.И. в рамках законов РФ за заведомо ложный донос.

К.Л. Колесников.

ОТ РЕДАКЦИИ: Сегодня адвокат бывшего главного инженера медцентра обжаловал в суд его увольнение теперь уже бывшим главврачом Паком, подал жалобу в следственный комитет на возобновлению проверки по заявлению о ложном доносе Пака, которое полиция направила для расследования в тот же следком. В этой связи уместны некоторые пояснения. Для расследования выхода из строя томографа  в ДВФУ была создана комиссия, которую возглавил главврач Пак. Никаких претензий, ни устных, ни письменных к главному инженеру со стороны работодателя  на тот момент вообще не было. Более того, Пак и члены комиссии подписали протокол по итогам расследования: вина в ЧП была в некорректной работе инженера фирмы «Преора» из Москвы, которая мониторила по договору за немалые деньги этот прибор дистанционно с филиалом во Владивостоке. И возмещение ущерба за приостановку работы МРТ, как было прописано в протоколе, возлагалось на «Преору». Но, подавая ложный донос в полицию, Пак, как мы понимаем, умышленно скрыл этот акт комиссии, который он же и подписал первым по списку. Как и другие известные ему документы о не причастности главного инженера к происшествию с МРТ. Ложный донос в чистом виде!  А за это уголовное деяние предусмотрена ответственность. Там и халатность самого Пака просматривается, как мы считаем. Сушите сухари, господа!