ОТЕЦ ЗА СЫНА НЕ ОТВЕЧАЕТ. МОЖЕТ, ПРОСТО ВЕРНУТЬ ДОЛГ?

расписка

Для реагирования Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ

Тема мошенничества в России очень в наши дни актуальна. Рано или поздно она может коснуться каждого. И она разъедает общество почище ржавчины. Как говорил мой хороший товарищ, увы, рано ушедший из жизни из-за онкологического заболевания, кристальной чистоты человек, профессионал с большой буквы подполковник милиции в отставке, эксперт-криминалист Константин Иванович Радчук, в отношении мошенников должна быть введена высшая мера наказания. По современному Уголовному Кодексу РФ — это пожизненный тюремный срок. Чтоб другим шулерам неповадно было! И тут я, максималист, с мнением офицера МВД с тридцатилетним стажем на 100 процентов согласна! Особенно тяжело бороться с коварными проходимцами, если они имеют высокие должности, административный ресурс или высокопоставленных родственников. И это лишнее свидетельство тому, какое мощное лобби у таких нарушителей закона, которым, в случае опасности, есть, как правило, чем откупиться или отблагодарить, кого надо.

Но есть и защитники мошенников. Даже на самом высоком уровне. Например, На встрече Генерального прокурора РФ Юрия Яковлевича Чайки с предпринимателями Дальнего Востока во время Восточного экономического форума в этом году в сентябре, где я присутствовала, я буквально была шокирована речью уполномоченного при Президенте РФ по защите прав бизнесменов. Господин Титов ратовал за смягчение статьи УК «мошенничество», под которую попали многие акулы бизнеса и которые в настоящее время скрываются от уголовного преследования за рубежом. Правда, такие новеллы озвучил Титов с оговоркой: мол, надо находить мотивацию мошенничества — для смягчения наказания за разводилово, типа. Мало ли какие обстоятельства толкнули гражданина на обман частного лица, государства и на отъем у них собственности в виде недвижимости или денег? Как говорится, приплыли в псевдодемократию! Тем более неловко было все это слушать, когда   в моем редакционном портфеле лежало письмо на моё имя в адрес моей газеты «Народное вече», которое я получила от руководства  ООО «ПКФ «ДВ-Пласт» во главе с учредителем М. Новрузовым, как раз накануне встречи с Генеральным прокурором РФ во Владивостоке. 

Процитирую. «Зная, что Вы всегда стоите на защите прав простых граждан и предпринимателей, решили обратиться к Вам за помощью. Наше предприятие занимается производством ПЭТ-форм и колпака для укупориваемых жидких продуктов, успешно работает на рынке более двенадцати лет и является одним из крупнейших налогоплательщиков Приморского края.  В группу компаний входит предприятие — резидент Свободного порта Владивосток, которое производит продукцию нового ассортимента. Её на Дальнем Востоке ни одна из компаний не производит! В общей сложности у нас работает более 200 человек, предприятие постоянно расширяется и модернизируется, создаются новые рабочие места. Но мы просим помощи не в вопросах бизнеса.

Летом 2011 года учредителем ООО «ПКФ «ДВ-Пласт» было принято решение о приобретении в собственность Общества земельного участка в пригороде Владивостока для строительства базы отдыха сотрудников. Был выбран участок, собственником которого являлся Андрей Евгеньевич Наздратенко…Стороны согласовали цену покупки в размере 600 000 долларов США. В качестве предоплаты на счёт, указанный Е. А. Наздратенко, через банк М.Н.  Новрузовым  были перечислены денежные средства в рублёвом эквиваленте в размере 16 800 000 рублей. После чего А. Наздратенко перестал отвечать на телефонные звонки и стал всячески избегать встреч с учредителем Общества. До сегодняшнего дня земельный участок не оформлен на ООО «ПКФ «ДВ-Пласт» и деньги не возвращены.  Мы неоднократно встречались с представителями А. Наздратенко, которые заверяли о готовности вернуть деньги, но никаких конкретных действий по их возврату произведено не было…

В 2017 году по заявлению Новрузова было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества (хищение денежных средств в особо крупном размере путем обмана). Однако следствие в настоящее время приостановлено. Мы неоднократно обращались с жалобами в правоохранительные органы. Действенной реакции на наши обращения нет. Жалобы практически игнорируются, расследование уголовного дела не продвигается. В связи с бездействием правоохранительных органов вынуждены обратиться к Вам. Просим, по возможности, взять дело на контроль и провести журналистское расследование по озвученным в письме фактам» — сообщила в газету представитель Новрузова. 

Я изучила решения судов по данной теме, вплоть до Верховного, ознакомилась с немногими имеющимися в распоряжении потерпевшего, каким по уголовному делу признан Новрузов, копиями документов и сделала вывод. Грамотная, принципиальная работа следователей давно могла бы расставить все на свои места и установить истину, чья правда в этой истории. Я не могу здесь навязывать своё мнение, а тем более вставать на чью-то сторону и делать выводы. Но логическое заключение попробую сделать, ведь слишком много в этой истории с «возвратом» денег  тёмных пятен. Как тут не хватает тебя, мой друг-криминалист Константин  Иванович! Сколько таких головоломок от мошенников ты помог раскрыть! 

По уверению Новрузова (из моего личного с предпринимателем разговора) ни денег он до сих пор, спустя 8 лет, от Андрея Наздратенко не получил, ни участка. Это записано с его слов и в полицейском протоколе допроса потерпевшего, где Мардан Нариманович был под роспись предупреждён об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Кстати, и Андрей Евгеньевич Наздратенко тоже. Однако, в отличие от Новрузова, перечислившего ему астрономическую сумму двумя банковскими платежами, долг Наздратенко вернул, как заявил следователю при допросе, в сумке, наличными купюрами, без свидетелей. Вот только когда, где, не «помнит». Как будто он каждый день отдаёт такие астрономические суммы и где-то их запросто берет. Ну, память такая у молодого мужчины на тот момент тридцати лет. А потом и вовсе замкнулся: взял 51 статью — не свидетельствовать против себя, что отражено в протоколах допросов! 

Однако вернёмся в начало мутной истории, в которой много нестыковок.  Новрузов — человек уважаемый. Мало того, что сегодня он крупный законопослушный бизнесмен социально-ориентированного предприятия, он ещё и руководитель азербайджанской диаспоры в Приморье, которая насчитывает более 20 тысяч его земляков.  Он также Председатель Приморской краевой национально-культурной Общественной организации «Азербайджанский конгресс». Общается напрямую во время визитов в Азербайджан с руководством родной страны. В 2016 году получил награду из рук одного из самых уважаемых политиков Азербайджана, руководителя Администрации Президента Республики Азербайджан Рамиза  Мехтиева. Специальная медаль «За услуги в укреплении дружбы и развитии азербайджанской диаспоры» распоряжением Президента Ильхама Алиева была вручена Мардану Новрузову на большом приеме во время IV Съезда азербайджанцев мира. Именно поэтому, мне кажется, ему не с руки так опускаться, марать свою репутацию, чтоб требовать повторно возврата долга, которой ему как бы вернул Андрей Наздратенко. Думаю, и следователь по уголовному делу о мошенничестве не дурак, извините. Понимает, надеюсь, что Мардан Нариманович говорит правду. 

А вот искренен ли Андрей Наздратенко — владелец раскрученного пивного ресторана «Ханс» в центре Владивостока, где подают и водочку? Он еще и владелец баснословно дорогой земли, полученной  в свое время бесплатно,  в элитном коттеджном посёлке в пригороде Владивостока в районе Санаторной, где живут  высокопоставленные  чиновники времён губернатора Приморского края  Евгения Ивановича Наздратенко: Андрей — его старший сын. Посредником сделки — нашёл участки для продажи — выступил прокурор края времён Наздратенко Валерий Владимирович Василенко. Уйдя в отставку, этот прокурор плотно стал оказывать дорогостоящие консалтинговые  услуги бизнесу за свой процент, как сам мне как-то рассказал. 

Для чистоты журналистского расследования я позвонила Василенко, как позже и Андрею Наздратенко. Сказала, что по письму Новрузова о долге готовлю статью. Бывший краевой прокурор встречаться не захотел — имеет право. Но с готовностью рассказал:  да, свёл Наздратенко-сына и Новрузова он, и его по этому поводу уже допрашивал следователь.  Андрей Наздратенко же, когда я ему, наконец, дозвонилась, наотрез отказался встречаться со мной по неприятной  для него теме — тоже имеет право! Просто чаю попить — пожалуйста, хотя лично с ним никогда знакома не была.  Какой чай? О чем? Правда, по телефону чувствовалось, что заволновался: мол, все суды выиграл по этому долгу, а уголовное следствие прекращено. Ну, во-первых, дело не закрыто, а приостановлено. И, как считаю после изучения имеющихся у Новрузова документов расследования, приостановлено необоснованно. На что неоднократно следователям через начальников УВД Приморского края и ОП 4 указывалось надзирающим за следствием органом — прокуратурой Приморского края. Со всякими там оргвыводами. А дело, как пылилось без движения, так и пылится. И в этом главная причина, думаю, того, что Новрузов от безысходности, чувствуя свою правоту, обратился в газету. 

Главный вещдок — расписка от Андрея Евгеньевича о получении тех самых 16 миллионов  800 тысяч рублей путём внесения наличными в банк от Новрузова на личный счёт Андрея Наздратенко. Её появление очень необычно. Поверив Наздратенко на слово, Мардан Нариманович двумя платежами перечисляет обговоренную суму. После этого Наздратенко, как говорят, покрылся. На звонки не отвечал, документы на участок не предоставлял. Пришлось его отлавливать в ресторане, при свидетелях. Оказалось, изначально согласованная сумма за участок выросла до 20 миллионов рублей. Покупатель отказался идти на новые условия и потребовал возврата так называемой предоплаты. И вот тут — провал. Наздратенко написал чёрной гелиевой ручкой расписку в присутствии несостоявшегося покупателя о том, что получил означенные переводы в счёт оплаты участков от Новрузова и обязуется вернуть эти деньги в течение девяти дней. И попросил своих подчиненных из ресторана, где это было, сделать ксерокопию подлинника долгового документа. 

Как получилось, что у Мардана Наримановича в руках оказалась ксерокопия, а оригинал остался у Наздратенко? Незадачливый доверчивый бизнесмен до сих пор не понимает. Ведь именно подлинная расписка и стала для суда основанием отказать ему в иске: мол, раз подлинник расписки у Наздратенко, значит, деньги отданы. Сомнительный аргумент. И его под силу разбить или подтвердить сможет, я думаю, только профессиональное и принципиальное следствие. Именно поэтому я передала обращение в редакцию СМИ «Народное вече» Новрузова с сопроводительным письмом редакции лично в присутствии Генерального прокурора РФ Ю. Я. Чайки его первому помощнику господину Паламарчуку на Восточном экономическом форуме 5 сентября нынешнего года. Вот этот документ: «В редакцию «Народного вече» обратились за помощью сотрудники одного из ведущих в Приморье предприятий и налогоплательщиков ООО «ПКФ «ДВ-Пласт». Не вдаваясь в суть конфликта о возможном мошенничестве, вопрос в том, что возбужденное уголовное дело по факту не возврата долга в 16 миллионов 800 тысяч рублей приостановлено и на местном уровне добиться мотивированного объяснения этому решению невозможно. Убедительная просьба провести проверку причин длительного не расследования уголовного дела и вынести объективный вердикт.

С уважением, учредитель, Главный редактор СМИ «Народное вече» Мария Соловьенко». 

ПО ПРОСЬБЕ РЕДАКЦИИ конфликтную ситуацию комментирует Галина Высоцкая — Председатель Совета Приморского Регионального отделения Общероссийской общественной организации «Центр противодействия коррупции в органах государственной власти». 

«Исходя из анализа предоставленных копий материалов гражданского дела N 2-634/12, заключения  эксперта от 6 июня 2012 г.,  пояснений потерпевшего М. Н. Новрузова, мною сделан  вывод, что решением Советского  районного суда по г. Владивосток по названному гражданскому делу, вступившему в законную силу 4 июля 2012 г., между А. Е. Наздратенко и М.Н. Новрузовым состоялись отношения по договору купли-продажи земельных участков. Но судом неверно указан факт, что долговым документом служит расписка от 20.10.2011 г., написанная 20 октября 2011 года Наздратенко А. Е. с указанием возврата долга до 31.10.2011 г., так как фактическими долговым документом служат два приходных кассовых ордера о перечислении 5 и 11 800 миллионов рублей от Новрузова получателю А. Е. Наздратенко 2 августа и 27 августа 2011 г.г. В судебном решении, как и в экспертном заключении, не указано, что гелиевая ручка, которой писалась расписка Андреем Наздратенко в присутствии Мардана Новрузова, была с чёрной пастой, копированием подлинника расписки занималась сотрудница Наздратенко и при возврате двух листов расписки (подлинника и копии) была возможность осуществить подмену, которую невозможно было заметить на месте. Согласно ст. 408 ГК РФ, на основании которой было отказано в удовлетворении исковых требований Новрузова, «нахождение у должника долгового документа удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательств», — здесь говорится о долговом документе, которым данная расписка являться не может. 

Попытка Новрузова доказать суду и правоохранительным органам (следствию), что он не возвращал подлинник расписки Андрею Наздратенко, ввиду того, что денежные средства Наздратенко ему не вернул, незаслуженно осталась без внимания следователей.  Считаю, что уголовное дело N 11791050052000998, возбужденное ОП N4 УМВД России по заявлению Новрузова по признакам  преступления  (ч. 4 ст. 159 УК РФ) — по факту хищения у него денежных средств  путём обмана в сумме 16 миллионов 800 тысяч рублей, не расследуется так, как это должно быть в  рамках закона. В данном случае решение Советского районного суда от 4 июля 2012 г. не может иметь преюдициальное значение. Так как, если обстоятельства, установленные решением данного суда, вызывают сомнение органа, который разбирается в данном деле, то они теряют свою преюдициальную силу.

Почему после череды заявлений и жалоб Новрузова возбужденное наконец в его интересах уголовное дело тщательно пытаются замять, факт не погашенного долгового документа до сих пор остаётся следственными органами без должного внимания, а подозреваемого в уголовном деле допрашивают как свидетеля? Свидетеля чего? Факт получения денег на банковский счёт Наздратенко от Новрузова налицо, но вот когда и как Наздратенко отдал долг, нет доказательств, кроме расписки черными чернилами и её ксерокопии. Да и зачем Наздратенко было делать ксерокопию долгового документа?»

А, действительно, вдруг подлинник, выполненный черными чернилами, подменили на копию? Этот вопрос я адресую следователям, надеясь на их профессионализм. И честность! Не взирая на ранг фигурантов уголовного дела о мошенничестве. 

Мария СОЛОВЬЕНКО.