НУЖНА ЛИ ПРИМОРЬЮ МЕЧЕТЬ?

70702_l

Фото с сайта https://www.zrpress.ru

Учредитель, главный редактор сетевого издания СМИ «Народное Вече» Мария Дмитриевна Соловьенко беседует с председателем НКО Союз организаций, заинтересованных в реализации государственной миграционной политики на Дальнем Востоке «Центр содействия иммиграции в Приморский край»,  Владиславом Григорьевичем Звычайным.

ОТ РЕДАКЦИИ: В.Г. Звычайный — подполковник ФСБ в запасе. Проходил службу в Сахалинском территориальном УФСБ. В 2014 году поступил на государственную гражданскую службу в Управление ФМС России по Приморскому краю. В марте 2016 года был назначен на должность начальника Приморского УФМС. После ликвидации Миграционной службы в России создал НКО, одной из целей которой является содействие органам власти в обеспечении миграционной безопасности граждан РФ и правовой защите иностранцев. Является членом Общественного совета при Уполномоченном по правам человека при губернаторе Приморского края и Общественного совета по развитию туризма при Администрации гор. Владивосток. Ветеран труда. Отмечен ведомственными медалями и Грамотой Правительства Сахалинской области.       

М.Д.: — Владислав Григорьевич, сегодня Правительство Приморского края признает негативное влияние эпидемии коронавируса в Китае на экономику нашего региона. Как, по Вашему мнению, распространение заболевания может сказаться на миграционные процессы в Приморье?

В.Г.: — Вопрос очень важный для всех нас, так как введенные временные меры по ограничению передвижения людей между Китаем и РФ, а также между КНДР и РФ, срывают сроки строительства некоторых крупных объектов в Приморье. А что самое важное: уже проверяет на прочность так называемые «международные» браки. Например, семья Ермолаевых с трехмесячным ребенком, где отец – гражданин РФ, а мать – китаянка, «бежали» от расползающейся эпидемии из Гонконга в Россию. Въехав, как туристы, они надеялись подать в миграционное подразделение полиции документы, чтобы получить статус, необходимый для длительного нахождения их в Приморье, пока не уйдет угроза жизни малышу.

М.Д.: — Полиция помогла этой семье получить желаемый миграционный статус?

В.Г.: —  Однако, со слов родственников семьи Ермолаевых (ролик размещен в сети Интернет), сотрудники полиции оказались не готовы к данной ситуации. Я созванивался по этому вопросу с экс-начальником Главного Управления по вопросам миграции МВД России Ольгой Евгеньевной Кирилловой. Будучи в должности, она всегда «пропускала» проблемы людей, обращающихся в миграционную службу, «через себя», гибко применяя положения служебных регламентов, находила законные пути решения проблем заявителей. Вот и в этот раз Ольга Евгеньевна подтвердила мою уверенность, что выход есть, если полиция будет руководствоваться гуманными соображениями и учитывать чрезвычайную ситуацию. Если местные сотрудники УМВД не смогут найти такое решение, то им наверняка сможет помочь нынешний начальник Главного Управления по вопросам миграции МВД России – Валентина Львовна Казакова. Надеюсь, что это произойдет раньше, чем в соцсетях поднимется волна в защиту младенца, которому совсем не интересен номер регламента, запрещающий ему и его маме остаться на своей второй (или первой?) Родине.

М.Д.: — Вы считаете, что отмеченная «негибкость» решения ряда вопросов миграции обусловлена тем, что ими занимается МВД, а не отдельное специализированное гражданское ведомство?

В.Г. — Выступая на ежегодной Большой пресс-конференции Президент Российской Федерации В.В. Путин очередной раз заявил, что экономика требует притока мигрантов. Отсутствие должного количества людей на рынке труда и должной квалификации уже сегодня является объективным фактором сдерживания экономического роста. Владимир Владимирович отметил при этом, что работа эта требует системного подхода и привел в пример Канаду, где «целое министерство работает, занимается миграцией. Они что делают? Они не просто всех подряд принимают. Они принимают людей определенного возраста, здоровья и уровня образования. По большому счету, нам нужно подходить именно так к миграционному притоку». Экспертное сообщество едино во мнении, что реализовать указанный Президентом системный подход к управлению такой сложнейшей сферой, как миграционная, возможно только в рамках гражданского ведомства. У правоохранительных органов, как мы понимаем, деятельность (по природе своей) всегда будет направлена на ограничение миграционных потоков в страну под любым «благовидным» предлогом. Работа же по привлечению соотечественников (за рубежом их порядка 2 млн. человек), интеграция и адаптация их в наше общество, создание условий для приезда к нам качественного трудового мигранта – все это требует не только гибкого системного подхода, но и дополнительного штата специалистов.

М.Д.: — Может, выступая против полицейского подхода к вопросам миграции, в Вас говорит личная обида – увольнение с должности начальника Приморского Управления ФМС по ликвидации в 2016 году?

В.Г.: — Не буду лукавить: после назначения на должность были планы и четкое представление, как сделать обращения населения Приморья в подразделения миграционной Службы более комфортными, а пребывание мигрантов – более эффективным для экономики региона, а, главное, — безопасным для всех. К великому моему сожалению, в период ликвидации ФМС начальник Приморского УМВД Афанасьев Н.Н. не прислушался к моим рекомендациям сохранить большее количество квалифицированных сотрудников в создаваемой новой миграционной структуре полиции (УВМ – ред.) и не стал предлагать Москве отличный от «типового» вариант штатного расписания. Основываясь на опыте работы, я убежден, что подразделения органа власти, уполномоченного в сфере миграции, работающие в демографически неблагополучных регионах, должны «с запасом» быть обеспечены личным составом. В нашем Управлении ФМС в штате состояло 755 человек и руководству ежедневно приходилось решать вопросы перемещения служащих с одного участка на другой. А в результате ликвидации в полицию было принято (по неофициальным данным) лишь половина специалистов. Можно ли требовать от полицейских увеличения потоков населения? Они большие молодцы, что к нам вообще кто-то прорывается.

М.Д.: — Можно сколько угодно критиковать полицию, но о чем же говорит статистика?         

В.Г.: — На самом деле у меня лишь одна сегодня претензия и то, к руководителям-полицейским: отсутствие в Общественном совете при УМВД экспертов в сфере миграции. Мы могли бы помогать своим опытом и знаниями, но за четыре года после ликвидации Миграционной службы наши контакты ограничились перепиской через прокуратуру края о допускаемых миграционной полицией нарушениях ведомственных регламентов. Вот вам и системный подход к работе. А упрямая статистика отражает положение дел. Так, показатели контрольно-надзорной деятельности подразделений полиции в сфере миграции упали, по сравнению с работой УФМС, практически в два раза! А это влияет на нашу с вами защищенность от последствий внешней миграции. Может поэтому экспертам стало труднее находить в официальной статистике данные для объективного анализа миграционных процессов? Что же мы имеем сегодня? Население Приморья в 2019 году уменьшилось на 7413 человек. Для сравнения: россиян в стране в прошлом году стало меньше на 35622 человек. В Приморье самая высокая на Дальнем Востоке естественная убыль населения – 6838 человек.

М.Д.: — Вероятно, все это естественные процессы, которые быстро не переломить. Как может полиция повлиять на ситуацию?  

В.Г.:Конечно, может! Олег Николаевич Кожемяко, еще будучи исполняющим обязанности губернатора Приморского края, очень серьезно подошел к вопросам обеспечения миграционной безопасности. Его заинтересовало предложение нашей НКО о проведении миграционной амнистии для лиц, уже долгое время незаконно находящихся в крае. Благодаря личной компетенции и умению убеждать нерадивых чиновников, Олег Николаевич сразу разобрался в вопросе и уполномочил в апреле 2019 года ФГУП «Паспортно-визовый сервис» МВД России помогать Приморскому УМВД принимать от трудовых мигрантов документы на патент. До этого мы три года получали от Департамента по координации правоохранительной деятельности и от курирующего его вице-губернатора отписки о несовершенстве российского законодательства, действующего в других 65 субъектах РФ, но только не в Приморье… Кроме того, причину уменьшения после ликвидации УФМС квоты на выдачу мигрантам разрешений на временное проживание (РВП – ред.) с 4200 до 1000 в год по рекомендации полицейских начальников мы видим лишь в их желании уменьшить рабочую нагрузку на сотрудников. Постановлением Правительства РФ от 04.04.2003 г. № 193 установлены критерии, по которым должен определяться размер квоты РВП в регионе, в том числе: реальное состояние экономики, рынка труда, демографическая ситуация, иммиграционные проблемы и наличие средств для их решения. Очевидно, что чем меньше иностранцев сделает первый шаг к гражданству РФ в общем порядке (получит РВП, а затем вид на жительство), тем меньше действительно достойных людей станет нашими согражданами-приморцами.

М.Д.: — Миграционные проблемы у нас, действительно, имеются. С указанным Вами «узковедомственным» подходом полиции в этой сфере губернатору сложно их решить в короткие сроки. Какие Вы, как эксперт, можете рекомендовать провести мероприятия, которые, может, сразу дали бы положительный результат?

В.Г.: — Такие рекомендации имеются, и в себе мы их не держим. Я абсолютно уверен, что если бы наш губернатор не предпринимал реальных шагов по нормализации демографической ситуации, то убыль населения края была бы еще больше. В ходе очередной встречи с Олегом Николаевичем в конце прошлого года я предложил создать в Приморском крае полноценный Миграционный центр. Практически во всех регионах России, использующих труд мигрантов для развития экономики, такие социальные объекты давно созданы (или создаются при участии МВД) и приносят всем массу плюсов. Миграционные центры помогают российским работодателям в условиях дефицита местных кадров подобрать, быстро и законно оформить иностранную рабочую силу на предприятии. Прозрачность и комплексный подход в работе позволяет бороться с коррупцией в уполномоченных органах власти, с «серыми посредниками», своим «бизнесом» пополняющими армию «нелегалов». Именно из-за последних значительно деформирован региональный рынок, широко практикуется на предприятиях выдача сотрудникам «серых» зарплат. Губернатор попросил меня подготовить ему концепцию Приморского Миграционного центра.

М.Д.: — Вам это удалось? Прошлый Миграционный центр периодически потрясали какие-то скандалы? Даже пришлось ФГУПу закрывать в Приморье свой филиал.

В.Г.: — Историю потрясений прошлого Миграционного центра, просуществовавшего с конца 2014 по середину 2016 года, я связываю с «подрывной деятельностью» уже упомянутых мной «серых посредников», как правило, выходцев из стран Средней Азии, и легальных организаций, конкурентом которых стал ФГУП «ПВС», в один момент определенный главой региона монополистом (не считая ФМС) в работе с мигрантами из ближнего зарубежья. Все провокации были надуманы и в суде разбиты. Информационные мероприятия, направленные на отстранение моего предшественника на посту начальника УФМС от должности, по моим сведениям, были проплачены известному бульварному информационному агентству кругом заинтересованных (см. выше) лиц. Конечно, все нюансы деятельности краевого Миграционного центра при ФМС были мной учтены при подготовке концепции. Кроме того, в рамках этой ответственной работы я выезжал в Москву, где благодаря генеральному консулу Республики Узбекистан во Владивостоке Рустаму Исмаилову, встретился в Посольстве Узбекистана в России с советником Посла по торгово-экономическим вопросам господином Шохрухом Гуламовым и с Главой Представительства Агентства по внешней трудовой миграции при Министерстве занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан в Российской Федерации господином Саиднумоном Мансуровым. В результате этой теплой и содержательной встречи от узбекских официальных лиц поступили конкретные предложения по развитию управляемой и контролируемой с обеих сторон трудовой миграции в рамках Миграционного центра. Для региона, где только в одном Владивостоке официально зарегистрированными проживает долее 70 тысяч выходцев из Узбекистана, а число нелегальных мигрантов достигает, по разным оценкам, 60 тысяч человек, такая поддержка и понимание общей заинтересованности в миграционной безопасности – важный результат командировки. Теперь решение за Главой Приморского края, который несет на себе всю полноту ответственности за происходящее в регионе, за наше с вами благополучие. Концепция Миграционного Центра готова на рассмотрение. Ждем «окошка» в плотном рабочем графике Олега Николаевича. Кстати, спустя почти уже год с момента принятия губернатором решения (подписания Постановления) о соответствующей деятельности ФГУП «ПВС» МВД России на территории Приморского края, предприятие так и не смогло начать свою работу в регионе.

М.Д.: — Думаете, кто-то саботирует выполнение решения губернатора?

В.Г.: — Такая мысль мне пришла в голову, когда я увидел, что из обновленной Инвестиционной стратегии Приморского края 2019 года кто-то вычеркнул важнейшее направление. А именно, в предыдущей стратегии указывалось, что повышение доступности жилья для населения и уровня комфорта жилищного фонда является одной из ключевых мер по снижению оттока населения из Приморского края. С этой целью должны были продолжаться «мероприятия по вовлечению в гражданский оборот находящихся в федеральной собственности земельных участков для жилищного строительства». А для достижения доступности стоимости квадратного метра жилья для местного населения Инвестиционной стратегией был предусмотрен механизм бесплатного предоставления земельных участков под строительство жилья экономического класса, с ограничением при этом продажной цены на такое жилье от застройщика. Именно этот вариант снижения цен на жилье в крае и предложил использовать Полномочный Представитель Президента РФ в ДФО Вице-премьер Юрий Петрович Трутнев в ходе своей недавней встречи с нашим губернатором.

Тягостное впечатление на меня также оказала рабочая встреча в декабре прошлого года с одним из заместителей нового начальника Управления ФСБ России по Приморскому краю Д.В. Симонова. Офицер, курирующий более 20 лет (с его слов) органы власти, уполномоченные в сфере миграции, мне прямо заявил, что «отсутствие в Приморье Миграционного центра представляет меньшую угрозу безопасности, нежели его наличие». Также мне было замечено, что ассимиляция мигрантов более предпочтительна, чем решение вопросов их интеграции и адаптации в российском обществе. Хочется надеяться, что это мнение конкретного, хоть и при высокой должности, человека, а не позиция целого органа безопасности. Мы с молоком матери знаем, что сила России в ее многонациональности и многоконфессиональности, в умении уважать культуру и традиции наших соседей… В любом случае, решение за губернатором.

М.Д.: — Может быть по причине желания властей ассимилировать мигрантов, то есть, лишить их своей национальной идентичности, культуры и вероисповедания, во Владивостоке жители окрестных дворов уже несколько лет испытывают дискомфорт от соседства с мусульманским молельным домом на улице Шепеткова?  

В.Г.: — Не исключаю. Ассимиляция – это долгий и болезненный путь поглощения одного народа другим. Думаю, что на государственном уровне такой задачи стоять не может, так как у российского общества другой менталитет. Ассимиляция – это для США. На встрече с Олегом Николаевичем я затрагивал также вопрос, волнующий, как приезжих мусульман, так и местных жителей, – о возможности строительства мечети в Приморье. Да, именно в Приморье. Поясню. Застройка Владивостока носит хаотичный характер. Возведение мечети в городе будет по праздникам приводить к автомобильному коллапсу. Это не доставит никому радости. Пообщавшись с представителями диаспор, я пришел к выводу, что Приморье могло бы пойти по пути Казани или Грозного, где мечеть мирно соседствует с православным храмом. Учитывая количество мусульман в крае (около 100 тысяч человек), мечеть должна быть рассчитана на прием большого количества верующих (например, на 5000 мест). А это уже речь о грандиозном строительстве не только одного культового объекта, а целого культурно-просветительского парка, который бы стал одним  из ярких узнаваемых мест Приморья, местом духовного очищения людей различного вероисповедания. Особенно важно, чтобы этот комплекс объектов культового значения располагался отдаленно от жилых районов. И тогда между верующими и атеистами будет мир и согласие, как мы считаем. Из беседы я понял, что губернатор понимает актуальность вопроса и обеспокоенность горожан.             

М.Д.: — Известно ли, какие перемены в миграционном законодательстве нас ожидают в этом году?

В.Г.: — Конечно, мы стараемся быть в курсе событий. Очень развернутый ответ на Ваш вопрос предоставила начальник Главного Управления по вопросам миграции МВД России В.Л. Казакова в своем интервью «Известиям». Хотелось бы лишь отметить одно предложение, которое, на наш взгляд, не принесет пользы интересам миграционной безопасности наших граждан, но, безусловно, снизит рабочую нагрузку на сотрудников полиции. Валентина Львовна предложила убрать из контрольно-надзорной деятельности полиции практику плановых проверок предприятий, использующих труд мигрантов. Полагаем, что данные проверки несут в себе важную функцию – профилактику правонарушений миграционного законодательства. Думаю, людям не интересно количество уголовных дел и административных штрафов. Им важна стабильность и безопасность их проживания, их детей и внуков. А это достигается качественной профилактикой правонарушений и комплексным, системным, как отметил В.В. Путин, подходом к решению стоящих перед Россией сложнейших задач в сфере миграции – важной составляющей национальной безопасности.