НА ЧУЖОМ НЕСЧАСТЬЕ СВОЁ БОГАТСТВО НЕ ПОСТРОИШЬ!

IMG_1-min IMG_2-min IMG_3-min IMG_4-min IMG_5-min IMG_6-min IMG_7-min IMG_8-min IMG_9-min IMG_10-min IMG_11-min

23 ноября в столице нашей родины городе Москва лучшие люди, каковыми они, несомненно, себя считают, члены партии власти «Единая Россия» соберутся на свой съезд. Отправятся в далекий недешевый путь и делегаты из Приморья во главе с новым региональным лидером партячейки губернатором Олегом Кожемяко. На партконференции единороссов в крае 13 ноября Кожемяко был избран на новый партийный пост взамен «не справившейся» Людмилы Талабаевой. В последнее время местные выборы у нас «Единая Россия» не выигрывает так триумфально, как раньше, из партии вышло более 6 тысяч человек, нарастает неприязнь к ней. Но неужели Олег Кожемяко верит, что можно реанимировать «труп», как я спросила губернатора Приморья на конференции после его избрания на высокий ответственный партийный пост? Олег Николаевич настроен оптимистично. Надо, мол, обновлять ряды, чутко реагировать на нужды граждан. О чуткости в последнее время говорит и Президент В. Путин. А премьер Д. Медведев, всероссийский лидер партии власти, и вовсе заявил, что на съезде будет обсуждаться вопрос создания единоросских центров правовой защиты. Нужны ли эти новые надстройки? У меня большое сомнение. Через приемные партии ничего не добьешься — плодят чиновники  пустые отписки часто, и управы на них нет! Мне, как журналисту, порой приходится разбираться в ситуациях по обращению читателей газеты, которым элементарно можно помочь. Однако власть, которая в подавляющем числе состоит из членов партии «Единая  Россия», зачастую  палец о палец не ударяет в защиту интересов простого человека. Ниже привожу очередной такой пример. Надеюсь, что новоиспеченный лидер приморской «Единой России» и одновременно губернатор кря О. Кожемяко внимательно прочитает эти строки и поможет семье  Габриелей, коренным жителям Приморья, отстоять свое право на колодец с чистой водой  и безопасную среду обитания.

 Главному редактору газеты «Народное вече»

Соловьенко Марии Дмитриевне

Габриеля Сергея Борисовича

«Уважаемая Мария Дмитриевна!

На моем участке по адресу Владивосток, Полетаева 25, планомерно уничтожается колодец с питьевой водой, являющийся источником водоснабжения и находящийся в 5-ти метрах от моего дома. Другого источника водоснабжения у меня нет. Колодец принадлежит нашей семье на праве частной собственности, вписан в технический паспорт домовладения, зарегистрирован в БТИ еще 30 лет назад, нанесен на карты города и имеет точные координаты. Колодец находится на границе с соседним участком по Полетаева 23.

Зная о существовании колодца, администрация города Владивосток, проигнорировав статью 5.1 Градостроительного кодекса (публичные слушания), СанПиН 2.1.4.1175-02, при отсутствии акта согласования границ со смежными землепользователями, выдала разрешение на точечную застройку 21-этажного дома во второй зоне округа санитарной охраны, где запрещаются размещения объектов и сооружений, не связанных непосредственно с созданием и развитием сферы курортного лечения и отдыха. Границы и режим округов санитарной охраны курортов, имеющих на момент выдачи разрешения на точечную застройку (декабрь 2018 года), имеющих  федеральное значение, устанавливается Правительством Российской Федерации (статья 96 Земельного кодекса). Постановление Правительства №1425 от 07.12.96г. в различных редакциях никто не отменял. Согласно статьи 96 Земельного Кодекса РФ субъекты Федерации не могут менять режимы округов санитарной охраны, имеющих федеральное значение.

Выдав разрешение на строительство, администрация г. Владивосток фактически выдала разрешение на уничтожение моего колодца. Если строительство дома, возможно, и не приведет к разрушению колодца, то вот копка котлована глубиной 8 метров под подземную парковку в 3-х метрах от моего  колодца приведет к его разрушению и уничтожению. Я неоднократно обращался с заявлениями о том, чтобы администрация города приняла меры по сохранению этого уникального колодца. В ответ администрация сообщила мне адрес водоразборной колонки, куда мне ходить за водой, и предоставила номера телефонов, где можно заказывать воду. Наглость и цинизм, считаю, просто зашкаливают. До колонки мне надо пройти 100 метров, при этом дважды переходить дорогу с очень интенсивным движением. Порой я просто не могу выйти из дома, все заблокировано автомашинами. Да и с какой стати я буду ходить за водой в колонку, имея собственный колодец? И возраст у меня уже не тот.

Чтобы как-то оправдать свои незаконные действия в отношении двух пенсионеров, администрация Владивостока стала приводить причины, по которым колодец можно законно уничтожить: «В 17-ти метрах от колодца проходит труба канализации» (она уже 40 лет там проходит, и что?), рядом «полотно дороги» (дорога там уже 100 лет, дом 20-го года постройки, и что?), «незаконная предпринимательская деятельность» (значит, «незаконная» уплата налогов, «незаконный» доступ людей на мою территорию, «незаконные» дорогостоящие анализы воды, «незаконно» лично разливал воду и долбил лед, чистил и обустраивал колодец, «незаконно» получил более 300 подписей в защиту колодца и т.д. Сейчас даже этого ничего нет уже 8 месяцев, и что?)

Ко мне приезжали и приходили люди, которые имели не только водопровод, но и скважину, приходили просто за хорошей водой. Да пусть я хоть трижды занимался такой «незаконной» деятельностью, но какое это имеет отношение к обоснованию для уничтожения колодца? «Вода не соответствует микробиологическим показателям» – звучит-то как? Но и в Пионерском (Седанкинском) и Богатинском водохранилищах вода тоже не соответствует показателям, на это есть фильтровальные и хлораторные, а в быту банальное кипячение. Кроме того, для колодцев применяются специальные таблетки акватабс, но, а как обрабатывать воду в колодце, я знаю не понаслышке. Ну, и чтобы окончательно оправдать свои действия, администрация заявляет, что колодец муниципальный, а, значит, его можно смело уничтожить и оставить людей без воды, и предоставляет документы на несуществующий колодец с деревянным срубом и глубиной 2 метра. Даже ангажированный суд признал, что это два разных колодца, но, тем не менее, администрация пишет, что колодец муниципальный и его дальнейшая эксплуатация «не целесообразна», его нужно «демонтировать».

Это произвол и самоуправство со стороны администрации города. Я получал десятки ответов от различных институтов, что всё законно, и порой на 10-ти страницах расписывалась законность рядом идущей  стройки высотного дома, и законно уничтожение колодца. Но ни в одном (!!!) ответе я не услышал, как нам жить дальше: мы же, в конце концов, живые люди! Как заниматься огородом, теплицей, стираться, какова вероятность заболачивания участка, какова вероятность разрушения фундамента моего дома из-за заболачивания, ведь рядом планируется подземная дамба высотой 8 метров и длиной не менее 50-60 метров. Куда уходить воде? Нам ничего никто не объяснял.

Сейчас мы живем в опасной зоне работы стрелы башенного крана, не находимся, а живем в 7-8 метрах от погрузочно-разгрузочных работ — это создает реальную угрозу жизни. Насколько упала капитализация моего участка и дома? Кто будет её компенсировать? Вопросов много, но ни на один из них я не получил ответа. Вот поэтому и не были проведены публичные слушания. В отношении двух пожилых людей это геноцид, творимый администрацией  Владивостока. В добавок застройщик «Транс ДВ», создавая нам неблагоприятные условия проживания, пытается отсудить у меня  4 миллиона рублей за якобы нарушенную мною своим видеообращением в соцсетях деловую репутацию и упущенную выгоду.

Я прошу провести журналистское расследование, придать, по возможности, широкой огласке тот беспредел, который творит администрация  Владивостока, лишая нас собственности, воды, создавая невыносимые условия проживания. А также помочь привлечь  правоохранительные органы к принципиальному расследованию произвола и самоуправства».

Далее Сергей Борисович Габриель ответил на вопросы Главного редактора СМИ «Народное вече» Марии Соловьенко.

Как Вы и когда стали собственником дома, участка, колодца по Полетаева?

В 1934 году моя бабушка Карлова Варвара Ефимовна купила дом и участок площадью 2368 кв. м у акционерного общества «Экспортлес». Далее по наследству домовладение перешло к ее дочери Габриель Нонне Феодосьевне, затем к ее  мужу Габриелю Борису Вячеславовичу, а после его смерти в 2004-м  году перешло имущество родственников ко мне, к Габриелю Сергею Борисовичу (копии документов прилагаются).

История появления колодца, и какие документы есть на него?

Колодец был выкопан японскими военнопленными в конце 40-х годов и был выложен природным камнем. Помню, мне мама рассказывала, что они к ней всегда обращались «мадам начальник». Согласно техническому паспорту домовладения, выданному 25 февраля 1989 года БТИ, оценочная стоимость колодца составляла 1337 рублей, а с учетом износа 30% — 936 рублей,  в техническом паспорте домовладения от 14.05.98 г. стоимость колодца составляла 1697 рублей, а с учетом износа 40% — 1018 рублей, это в ценах 1991 года. Технический паспорт от 1989 года составлялся при действующем детском садике. Колодец также внесен в технический паспорт 2003 года, имеет точные координаты и нанесен на кадастровые карты города.

История отношений с соседним участком?

От соседнего участка были одни проблемы последние лет 20 – 25. До 2010 года в доме по улице Полетаева, 25 жил мой родной  брат —  Корпусенко Евгений Николаевич, 1942 года рождения, умерший в 2010 году. Он злоупотреблял на фоне сахарного диабета, поэтому мне приходилось его контролировать, постоянно его навещая почти каждый день. Я это к тому, что садик,  принадлежащий Военно-морскому госпиталю Тихоокеанского флота, и закрытый в начале 90-х годов, являлся пороховой бочкой, так как в случае поджога наш дом сгорел бы вместе с моим братом, который частенько бывал в «коматозном» состоянии. Я неоднократно обращался к руководству госпиталя и меня, наконец, услышали, и в 2005 году ввели ставку сторожа. После чего садик охранялся до 2010 года, а затем ставку сторожа убрали и садик вновь стал бесхозным до конца 2013 года. В декабре 2013 года садик перешел в собственность города, а в начале 2014 года администрация города установила охрану садика, которую сняла в 2016 году в связи с продажей садика.. Мне лично приходилось дважды тушить поджоги, а один раз вытаскивать полуобгоревших бомжей.

История земли под детским садом?

Здесь тоже были проблемы, но не у меня, а у моей бабушки. В 1952 году в связи с расширением дома инвалидов согласно решению горисполкома №121 от 4 апреля 1952 года, было изъято 1768 кв. м нашей земли. Бабушка была образованной женщиной, преподавателем, математики и написала жалобу в исполком Совета народных депутатов, но ей отказали (имеются архивные копии Решения №121). Здесь всё законно – решили и изъяли. На месте нашего  огорода была поставлена котельная. А вот на каком основании была сдвинута территория на 2 метра со стороны детского сада (бабушка тоже воевала с госпиталем), под шумок изъятия основного участка в 1952 году, здесь нет никаких решений и постановлений. Просто взяли и подровняли забор. На плане 1942 года колодца еще нет, он был выкопан в конце 40–х годов и вход был со стороны веранды. Забор передвинули, а колодец остался на месте. Вот так исторически сложилось. Бабушка сильно возмущалась, бывшая репрессированная, год и 9 месяцев отсидевшая в тюрьме на Партизанском проспекте, сумевшая доказать свою невиновность, а вот здесь ничего не смогла сделать.

Тот факт, что забор переносился – это абсолютно точно. Более того, что если наш дом 1920 года постройки, то основные постройки садика датируются 50-70 годами. Вообще-то это не садик, а летняя дача, принадлежащая детскому саду Военно-морского госпиталя. Она (дача) функционировала только в летние месяцы. Что касается колодца, то в целях безопасности (дети) колодцем запрещалось пользоваться, а в даче был летний водопровод, протянутый от колонки под дорогой (асфальта тогда не было), водопровод был неглубоко закопан, и часть труб после сезона демонтировалась, а вода сливалась. До хрущевского Указа 60-го года бабушка держала поросят и птицу, и о каком пользовании садиком колодца может идти речь?

С кем Вы судитесь по земле, с какой целью, какие решения?

Мы судимся с администрацией Владивостока по поводу выдачи разрешения на строительство рядом с нашим участком, где не учтены наши интересы в части колодца с питьевой водой. Проект выполнен таким образом, что подземной парковкой уничтожается не только санитарная зона, но и сам колодец, так как котлован проходит в 3-х метрах от шахты колодца. При этом колодец администрация считает муниципальным, то есть происходит захват частной собственности. Суд посчитал законным выданное разрешение на строительство, т.к. я не представил убедительные доказательства угрозы существованию колодца. Когда колодец будет уничтожен, убедительные доказательства уже не потребуются, и тогда все претензии уже не к администрации, а к застройщику. Понятие превентивных мер суду неведомо.

Но, тем не менее, «на основании изложенного, суд приходит к выводу, что колодец административного истца Габриеля С.Б. и колодец, принадлежащий муниципальному образованию города Владивостока, – это два разных объекта недвижимости». И далее: «Таким образом, судом не усматривается нарушение прав и свобод административного истца Габриеля С.Б., не представившего в суд доказательств нарушения его прав», и далее по тексту. То есть, ходите в колонку, никаких нарушений нет.

Куда направляли жалобы, с какой целью и результат их рассмотрения?

Мы обращались: Природоохранная прокуратура Приморского края, Прокуратура Советского района, Прокуратура города, Прокуратура Приморского края, Генпрокуратура, Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды ПК, Инспекция регионального строительного надзора и контроля в области долевого строительства, Роспотребнадзор, Администрация Владивостока, Администрация края, Дума Владивостока, Департамент строительства ПК, 6-ое отделение полиции по г. Владивостоку, Городской отдел полиции, Краевое УВД, МВД России, Следственный комитет России, Уполномоченный по правам человека по ПК, Администрация президента, Депутат ЗАКСобрания Новиков — «Сталкер», Депутат думы г. Владивосток Федоров В.И., Депутат ЗАКСобрания по ПК Касьяненко Т.С. (Зам. председателя комитета по правам человека), Народный фронт, Город и гражданин, Депутат Госдумы Сопчук, а также в некоторые СМИ – Утро России (Дамир Зардынович), Аргументы недели (Сергей Михайлович), Российская газета (Ольга Журман), ОТВ Прим, Вести.

Целью наших обращений была просьба разобраться в законности разрешения на начатое строительство в курортной зоне 21-этажного дома без публичных слушаний, а также запретить копку котлована в непосредственной близости от колодца с питьевой водой, который является единственным источником нашего водоснабжения. Результата рассмотрения жалоб никакого. «Всё законно». Нас не считают за людей. Всё до банального просто – куда бы мы ни обращались, нас выслушивают, все делают запрос в администрацию города, на которую мы жалуемся, получают заготовленное клеше администрации и передают его мне. Я одни и те же ответы, «под копирку» получал, начиная от 6-го отделения полиции города Владивосток и заканчивая Администрацией президента, даже запятые в ответах совпадают. А, между тем, идет издевательство над двумя пожилыми людьми, которым создаются неблагоприятные условия проживания. Уже 8 месяцев мы постоянно находимся в стрессовом состоянии из-за  администрации города и застройщика «Транс ДВ», не считая угрозы для жизни, находясь круглосуточно под стрелой башенного крана.

С какой целью Вы выпустили видеоролик?

Меня просто поставили перед фактом: «Мы в 2-х метрах от забора будем копать котлован». Я сразу же обратился в 6 госструктур, включая администрацию г. Владивосток, Роспотребнадзор, Прокуратуру Советского района Владивостока. Но не было никакой реакции. Спустя 2 недели после моих звонков были получены ответы такого рода: Роспотребнадзор – «Мы здесь нипричем, у нас забрали функции согласования при выдаче разрешения на строительство.» Инспекция регионального строительства – «Это их земля, они собственники, имеют полное право». Ну, и далее, в таком же духе, что всё законно. Видя, какими темпами идет копка котлована, и, зная, что это незаконно (это зона с особыми условиями использования, и их отмена — прерогатива Правительства Российской Федерации, я понимаю, что по закону это не могут отменить на региональном уровне). Я решил отснять 3-х минутный ролик от безысходности.

Существо иска к Вам и решение суда?

Иск «Транс ДВ» о защите деловой репутации. Ролик был выпущен 5 февраля 2019 года, а 7 февраля у «Транс ДВ» якобы были сорваны 2 подряда на строительство в виде упущенной выгоды на сумму около 4 миллионов. Решение районного суда было: отказать в иске. Но «Транс ДВ» подал апелляцию, уменьшил   сумму до 2,5 миллионов. Повторное  заседание суда состоится 3 декабря.

Котлован в опасной близости с колодцем и Вашим участком: есть ли нормы САнПина, и какие — для расстояния строения от соседнего участка?

Согласно СанПиН 2.1.4.1175-02, в радиусе ближе 20 метров от колодца не допускается мытьё автомашин, стирка и полоскание белья, а также осуществление других видов деятельности, способствующих загрязнению воды. А здесь не загрязнение, а уничтожение колодца как такового. Согласно нормам, допускается копка не ближе 3-х метров от забора с соседом (это уже нарушено), но не от колодца с питьевой водой — копка котлована глубиной 8 метров.

Что Вы хотите для себя по минимуму и по максимуму в этой ситуации?

Прежде всего, хочу сохранить этот уникальный колодец, как источник питьевой воды от уничтожения. Это не хлорированная водопроводная вода, которую и пить–то невозможно. Качество воды из колодца неоднократно подтверждалось расширенными химическими анализами, проводимыми в центральной лаборатории Примводоканала, и оно полностью соответствуют СанПиН 2.1.4.1175-02. В этом колодце на глубине 11 метров лежит большой камень и из под него бьёт подземный ключ родниковой воды. Только нелюди, считаю,  могут всё это уничтожить, а потом заявлять о нецелесообразности использования колодца. Чтобы сохранить колодец, необходимо откорректировать план подземной парковки и отступить от колодца. Да, это затрагивает интересы застройщика, но почему должны страдать люди, которые живут здесь десятилетиями и у которых в будущем не радужные перспективы с таким соседством?

Нужно привлечь специалистов и создать независимую комиссию по выработке технического решения относительно сохранения этого уникального колодца прошлого века. Меня спрашивал депутат Думы города Федоров В.И. «А в чем его уникальность?» Да хотя бы в том, что, несмотря на плотную застройку и владивостокские помойки, он пока ещё даёт чистую и вкусную воду. За 70 лет своего существования этот колодец ни разу не пересыхал. Выложен колодец природным камнем с японским качеством по технологиям, которые сейчас трудно повторить. Это уже история.

Ну, а по максимуму, – урезать здание до 10  этажей. По крайней мере, не так бы бросалось в глаза это позорище, организованное администрацией города Владивостока в частном секторе, лишив покоя и солнечного света постояльцев дома престарелых и создав весьма неблагоприятные условия проживания  всем жителям близлежащих частных домов.

 ОТ РЕДАКЦИИ: Направляя эту публикацию для реагирования, а не для очередной отписки, в адрес регионального лидера партии «Единая Россия» и губернатора Приморья О. Кожемяко, Генеральному и краевому прокурорам, в Роспотребнадзор и в Ростехнадзор, редакция надеется, что проверка по указанным фактам будет проведена с «нуля», а не по бумажным ответам «под копирку». Колодец и права граждан на чистую воду надо защитить! Однозначно!